Пошук

Євген Марчук

Евгений Марчук: Россия еще не реализовала все свои возможности помешать Украине получить ПДЧ

29.05.2008 22:57
Версія для друку
Евгений Марчук: Россия еще не реализовала все свои возможности помешать Украине получить ПДЧ

Она может использовать и нынешнее противостояние между Президентом Ющенко и премьером Тимошенко. Безусловно, это не будет иметь видимых примет. Но использовать это противостояние Россия может вполне

Очень короткое вступление. Ибо любое предисловие просто смысла не имеет. Главные аспекты российско-украинских отношений ИМК («ИнтерМедиа консалтинг») прокомментировал человек, который знает о них если не все, то уж точно очень многое. А сколько в его голове деталей, нюансов! Нет смысла перечислять все его предыдущие должности. Они вплотную связаны с нацбезопасностью и обороной Украины. Достаточно просто имени и фамилии - Евгений Марчук. А вот читать желательно между строк...

- Что происходит между Украиной и Россией? Почему последнее время столько конфликтных ситуаций, заявлений?

- Недавняя встреча Тимошенко и Путина в Минске несет в себе интригу. Увидим, как она будет реализовываться. Но, думаю, уже в статусе премьера Путин будет несколько по-иному себя вести по отношению к Украине. Это не значит, что он вдруг и сразу изменит в лучшую сторону свое мнение по некоторым аспектам отношений. Тут не нужно забывать о резонансном моменте последней недели - так называемых черных списках. Сюда же - запрет на въезд в Москву депутату Каськиву. Это свидетельствует о том, что слишком большого просветления в наших отношениях не будет.

Думаю, в некоторой степени будет происходить селекция. Селекция сферы ответственности украинского Президента и премьера. С Россией более-менее могут нормализоваться отношения экономического характера. Понятно, что Юлия Тимошенко как премьер-министр заинтересована в этом. Заинтересована, чтобы все необходимые расчеты были вовремя. Хотя, думаю, здесь наши несколько переиграли, говоря уж очень много о том, что, мол, Путин поблагодарил Тимошенко за расчеты. За это, как правило, никто никого не благодарит. Люди рассчитываются, и все.

Что касается сферы ответственности Президента. Жаль, но каких-то заметных изменений в отношениях с Россией я не прогнозирую. В первую очередь понимая, что запрет Каськиву, разное толкование с российской стороны наличия или отсутствия этих черных списков не очень-то светит улучшением. И даже не столько потому, что конфликт недавно спровоцировал своим выступлением Лужков...

- Кстати, как Вы отнеслись к известным высказываниям мэра Москвы? Хотя он же не принимает официальных решений и не влияет на внешнеполитическую линию России...

- Формально это так. Но мы же знаем, кто такой Лужков и в каком фаворе он у высшего руководства России. В политике такой феномен, как «альтер эго» («второе я»), очень часто имеет место. И Россия - страна с огромным опытом международных дипломатических технологий - этот принцип также использует. Мы понимаем, что когда Затулин, Жириновский или Лужков говорят в адрес Украины какие-то гадости, то формально, да - они не руководители России. И тут не может действовать правило, что Украина должна сразу и слишком резко на это реагировать. Но с другой стороны, мы понимаем, что это же - Россия. Уровень демократии там не такой, как у нас. И если бы, например, тот же президент Медведев (или бывший Путин) рявкнул на Лужкова, мол, послушайте, мы все понимаем, но вы там ситуацию не обостряйте, то я на сто процентов уверен - Лужков прислушался бы. Он, конечно, говорил бы, может быть, то же самое. Но уже это было бы более, как говорят, витиевато, не так резко, чтобы не прозвучало таких прямолинейных заявлений.

- Как Вы прокомментируете недавние новости относительно Черноморского флота России? Речь идет о распоряжении Президента Кабмину подготовить законопроект, где будет зафиксировано, что Черноморский флот обязан покинуть Украину в 2017 году. Тем самым поставить точку в вопросе о сроках пребывания флота в Крыму. В то же время, как известно, Россия отреагировала на это крайне болезненно.

- Тут нужно максимально точно сформулировать этот момент. То, что касается решения Президента. Это было решение СНБО относительно Украины как морского государства. И решение СНБО по этому вопросу как раз несет в себе пункт относительно Черноморского флота. Само решение в целом было не по Черноморскому флоту как таковому. Я хорошо знаю этот вопрос. Там очень много всего от экономики, экологии, гидрографии, рыбного хозяйства, зон ответственности и так далее. Масса проблем.

Срок пребывания флота России в Украине определен соглашением. Не просто так, что кто-то один что-то там решает. Есть двустороннее соглашение, что Черноморский флот базируется здесь до 2017 года. Срок - 2017 год - определен обеими сторонами. И Украиной, и Россией. Обе стороны с этим согласились. И то, что сейчас в решении СНБО это предложение прописано, абсолютно чисто в юридическом смысле. Тут нет ничего неожиданного.

- Это в юридическом. А в политическом смысле?

- Этот вопрос, несомненно, станет предметом острой политической дискуссии. К тому же, в технологическом смысле сама процедура выведения такой структуры, как Черноморский флот, за полгода не может быть реализована физически.

Поэтому украинская сторона имеет абсолютно все основания, принимая такое решение, сигнализировать российской за 9 лет до завершения срока, что Украина не поднимает вопрос о досрочном выведении флота. Она намерена, в частности ее нынешнее руководство, это соглашение выполнять до 2017 года. А вот дальше его не продлевать. Понимая, что процесс этот длительный, он касается не только технических моментов, но и людей, Украина и сигнализирует об этом российской стороне.

Россия очень хорошо понимает и знает нашу нынешнюю политическую ситуацию. Она знает о сложном балансе между приверженцами и противниками продления этого соглашения. Потому Россия так неоднозначно и реагирует. Тут неким основанием может быть формула, что, мол, увидим, как у вас там все произойдет в Верховной Раде с голосованием за это решение. С другой стороны, до 2017 года могут поменяться лидеры страны. Даже если Ющенко выиграет второй президентский срок, до 2017 года он все равно не будет Президентом.

- Так, может, Россия и рассчитывает на то, что власть в Украине сменится, а с ней поменяется и отношение к России и к пребыванию в Крыму Черноморского флота?

- Здесь есть еще одна составляющая часть этой проблемы - одна из главных, если не самая главная. Она касается людей, граждан Украины, которые сегодня работают на объектах Черноморского флота в Крыму. Я не знаю, сколько их там сейчас. Но лет 5 назад работало где-то 50 - 60 тысяч. Это люди с достойной зарплатой, с регулярной ее выплатой, без каких-либо задержек. Поэтому для нас, для украинской стороны, тут есть довольно серьезная проблема.

- Уже социального характера...

- Да. Если украинская сторона не разработает специальную сложную программу, которая бы за эти 9 лет обеспечила создание соответствующего количества рабочих мест, десятков тысяч, тогда в регионе, в Севастополе в первую очередь, и не только (ведь объекты Черноморского флота не только в Севастополе), создастся серьезная социально-политическая проблема. Проще говоря - те люди, которые сегодня работают на объектах Черноморского флота, получают пристойную зарплату, никогда не поддержат выведение флота в 2017 году. Я думаю, что большинство будет точно против. Потому что пусть еще и 9 лет впереди, но люди уже поймут, что в перспективе они потеряют работу.

А украинская власть пока даже не заикается о том, что она, понимая все это, будет заниматься соответствующим планом, постановлением Кабмина или решением Верховной Рады. Что власть таки будет заниматься созданием рабочих мест для своих граждан, которые, в связи с уходом Черноморского флота из Украины, потеряют их.

- Может, наша власть должна была именно с этого и начать? Тогда, возможно, и не было бы такого негативного отношения в регионе к попыткам вывести Черноморский флот?

- Так это и есть, что называется, комплексное решение вопросов. Еще есть целый ряд других проблем. Речь идет, например, о пенсиях. Это тоже проблема. Люди, работающие на объектах российского флота (а некоторые трудятся десятилетиями), имеют право на соответствующие компенсации или пенсии. И те, кто приближается к пенсионному возрасту, будут еще больше недовольны. Поэтому, если украинская власть не будет заниматься де-факто созданием рабочих мест для таких людей, будет большая проблема. Для власти, в первую очередь.

С другой стороны, безусловно, нужно дальше прогнозировать - какими будут политические последствия и реакции со стороны оппонентов. Я думаю, что Партия регионов однозначно использует этот момент. Кто имеет большинство в Верховной Раде Крыма? Партия регионов. Кто там премьер, председатель Верховной Рады? Из этого можно спокойно сделать вывод: в политическом смысле, используя момент потери людьми работы, плюс еще и разная политическая демагогия, все это будет использоваться для противодействия.

И еще. Этот момент, скажу так, может, и не очень серьезный. Но и непростой для опровержения. Черноморский флот, базируясь на нашей территории, имеет свою зону ответственности. Де-факто он, в гипотетическом смысле, является своеобразным защитником этой зоны ответственности от каких-либо угроз. А это же наша территория! Я слышал подобное от Евгения Максимовича Примакова, еще когда занимался этой проблемой, мол, Черноморский флот ведь защищает и Украину... Понятно, что по масштабам, по силе, опыту и всему остальному Черноморский флот России - намного объемнее и сильнее, чем ВМС Украины. Это правда. Не говоря уже о том, что у России есть космическая разведка, радиотехническая и т. д. Черноморский флот России получает намного оперативнее и достовернее информацию о ситуации, которая складывается в зоне его ответственности. А это совпадает с зоной интересов Украины. Поскольку это - наша территория.

Я считаю, что, в принципе, этот вопрос не является проблемой. Но, коль говорить на обывательском уровне, если такую аргументацию еще и приукрасить страстями, накрутить кое-что, то многие люди подумают: действительно, так Россия же нас защищает!..

Хотя, если учитывать наше евроатлантическое сотрудничество со странами НАТО и то, что, например, через несколько лет после 2017 года Украина присоединится к НАТО, вокруг нее будут такие же члены Альянса - Турция, Болгария, Румыния. Тогда проблема практически исчезает. И сейчас у Украины сотрудничество со странами НАТО на высоком уровне. И степень доверия высокая. Если мы вступим в Альянс после 2017 года, то та аргументация, которую можно использовать в демагогических целях, абсолютно нейтрализуется.

- А если Украина присоединится к НАТО до 2017 года?

- Это уже другая тема. Исходим из того, что Россия очень активно всеми способами противодействует расширению НАТО вообще. Использует очень много всяких возможностей, которые имеют место в середине НАТО. Я имею в виду некие противоречия. Но на фоне этого Россия довольно активно сотрудничает, развивает отношения с НАТО. Причем доходит до таких уровней интенсивности, которые приближаются к членству.

Например, на днях смотрю сайт НАТО. А там - информация о том, что Кубанский народный хор (который, кстати, недавно был в Киеве и имел большой успех) выступал в штаб-квартире НАТО. И инициатором этого, как там было написано, выступило российское представительство в НАТО. Кстати, российское представительство в НАТО по количеству квалифицированных военных и гражданских в несколько раз превышает количество украинского представительства в НАТО. В несколько раз! То есть, работая с НАТО практически на уровне членства, постоянно заявляя о том, что Россия никогда не собирается быть членом НАТО, де-факто Россия очень активно сотрудничает с Альянсом. Тут можно вспомнить позицию Германии и Франции относительно предоставления Украине ПДЧ на Бухарестском саммите...

- Так Россия все же приложила к этому руку?

- В какой-то мере да. Не полностью, конечно же. Это не главная причина, почему Германия, Франция и еще несколько стран с таким большим скепсисом отнеслись к ПДЧ для Украины. Тут еще такой момент. Сейчас к власти в Италии пришел Берлускони. Он - хороший друг Владимира Владимировича. Путин, буквально в последние дни своего президентства, встречался с Берлускони, когда тот снова стал премьер-министром. Поэтому я думаю, что... Увидим, конечно же. Но думаю, что и со стороны Италии могут возникнуть также некоторые волны относительно предоставления Украине ПДЧ уже в декабре.

- Вы имеете в виду НЕпредоставления...

- Ну да. Это, конечно же, гипотеза. Но гипотеза, в которой есть внутренняя логическая конструкция. Увидим. Но Россия будет активно этому противодействовать. Несомненно. И они этого не скрывают. Это противодействие, припомним, совсем недавно доходило до разных резких высказываний и Путина, и Балуевского. Были заявления, которые, помните, тут у нас вызывали много бурных и справедливых реакций. Но, исходя из того, что Россия - очень опытная страна, с глобальными интересами и возможностями глобальной игры в большой политике, я думаю, она еще не реализовала все свои возможности, как помешать Украине получить ПДЧ.

- То ли еще будет?..

- Думаю, что да. Россияне хорошо понимают: ПДЧ - это уже серьезно. Это еще не членство. Членство может вообще не состояться. Без референдума у нас не обойдешься. А референдум может быть проблематичным. А может быть и негативным по своим результатам. Но, думаю, Россия будет искать разные возможности для того, чтобы противостоять. И, полагаю, в некоторой степени она может использовать и нынешнее противостояние между Президентом Ющенко и премьером Тимошенко. Безусловно, использование этой ситуации не будет иметь каких-то видимых примет. Но использовать ее Россия может вполне.

Сергей Дойко, ИнтерМедиа консалтинг

 

29.05.2008|14:40|

При використанні матеріалу гіперпосилання на цю сторінку із матеріалом на сайті marchukyevgen.com обов'язкове

Хроніка RSS на тему Останні новини

09.08.2022 

Про пам`ять

 
09.08.2022 

З другом

 
08.08.2022 

Gromovytsia Berdnyk

 
04.08.2022 

Школа Марчука